Про то, как было нас трое, а стало четверо.

В прошлые годы, на сборы у нашей группы были большие планы. Точнее, они состояли из большого количества этапов. За годы занятия альпинизмом сложилось понимание, что планировать больше пяти восхождений на три недели в горах просто бессмысленно. Так что мы около пяти и планировали. Но в Грузии оказалось, что нам достаточно было бы и трёх. Это расслабляло. Впервые мы не старались в первые же дни куда-то убежать, а решили позволить себе плавную акклиматизацию и всякие там занятия.


Следующим утром вышли рано. Задачи было две: посмотреть, как там поживают верхние ингурские ночёвки и снять сферическую панораму района, чтобы она захватывала как можно больше всего вокруг: и верхние и нижние ночёвки и даже ночёвки под Шхарой. Для этого я приметил далеко выступающий в ущелье холмик, к которому как раз, как позже оказалось, вела тропа с верхних ингурских ночёвок.

План простой, понятный, погода была идеальная, ну мы и побежали. Вслед за нами увязалась здоровенная собака, которая обосновалась у нас на ночёвках и добровольно взяла на обязанности по охране нашего лагеря. Гавкала на проходящих мимо туристов, гоняла коров от палаток – очень полезный зверь.

Между делом утащила у нашего отделения полбанки тушёнки пока мы ходили встречать Диму, а потом ещё и здоровый кусок сыра по ночи. В общем прочно обосновалась хозяйничать у нас на кухне и даже добрый Лёша Французов вывалил рядом для собаки недоеденную гречку, от чего наша кухня грозила стать помойкой.

На верхние ночёвки забежали, почти нигде не заблудившись, то есть, везде правильно прочитав рельеф. Сзади шли со своими отделениями наши доблестные инструкторы, у которых был Толя Воеводов, который знал дорогу, поскольку уже ходил тут двадцать лет назад. Так как прогулка была совмещена с элементами обучения альпинизму, шли они не быстро, зато сразу куда надо. В то же время мы шли быстро, но зато не туда, куда надо. Точнее, не сразу. Нам всё время хотелось забраться выше, чтобы иметь обзор, видеть, куда мы идём, и, что не менее важно, куда идёт Толя!

Таким образом, кто хитростью, а кто и не очень, всем мы оказались на верхних ночёвках. Перекусили. Был лишь только полдень, а погода начала портиться. Набежали тучи, по всем признакам, вот-вот собирался пойти дождь. Обстоятельства для съёмки сферических панорам, прямо скажу, скверные. Но, дождь ведь может и не пойти, думал я. Раз уж мы тут, надо рискнуть.

И снова, уже только за нами тремя увязалась эта собака. В этом был некий символизм: мы снова вчетвером. И, хотя, Костя не помер, а всего лишь уехал в свадебное путешествие, собака у меня лично ассоциировалась с его духом, а её присутствие воспринималось в этаком романтическом ключе.

Ещё не успели мы забраться на холм, как дождь пошёл самым наглым образом. Тут-то оказалось, что на троих у нас одна штормовка и та налезает только на Марусю. У меня с собой была байка из толстого виндстоппера. Помню, много лет назад, когда я её покупал, я имел спор с продавщицей о классификации мембранных курток. Продавщица утверждала, что моя байка мембранная, и потому защищает от дождя, а я утверждал, что она, конечно, мембранная, но только от того, что защищает от ветра. А тут пошёл дождь, и у меня ничего лучше этой байки от дождя не оказалось. Получается, защищает! :)

Дима же, как пижон, ничего кроме белой майки, как обычно, не взял. На этот раз, правда, его уже спасала Маруся, выдав шерстяную кофточку. У собаки вообще ничего не было кроме собственной шерсти, и, хотя, она-то как раз мёрзла меньше всех, ей мы выдали кусочек колбасы, чему она была страшно рада.

В момент, когда дождь вроде бы утих, я попытался всё же осуществить задуманное, но он быстро начался снова, и стало понятно, что задание провалено, надо идти в лагерь. Возвращаться тем же путём, каким мы пришли, не хотелось, потому что верхние ночёвки – это самая далёкая от лагеря точка и делать крюк желания не было совсем. Потому мы решили идти в лагерь напрямки, благо он был в прямой видимости.

Это, конечно, было ошибкой, потому что дождь вскоре стих и даже выглянуло солнце, а вот огромная мокрая трава никуда не делась и, то и дело щекотала подмышками.

Повстречались и старые враги – рододендроны. По ним надо было пройти всего только метров пять. Но это настолько скользкие твари, что Дима только и успел сделать два шага, как его пятки сверкнули в голубом небе. И это не смотря на то, что он знал всю опасность рододендронов не понаслышке. Маруся кое-как прошла без потерь, а я вдохновлённый её подвигом, тем не менее, повторил подвиг Димин. Зад весь стал коричнево-зелёным и начал болеть.

И далее не всё было просто. То и дело я слышал сзади шум хрустящих веток, оборачивался, а сзади никого нет. И только спустя несколько секунд из густых зарослей появлялись недовольные головы.

Пришли в лагерь, в ботинках столько воды, что хоть сейчас рыбок запускай. И дождь снова пошёл. Немного странная тут погода, подумалось мне, но ладно.
Следующим днём, по плану были занятия ледовые. К тому моменту, как другие отделения уже вышли в сторону ледника мы же, как образец расслабленных, знающих толк в горах альпинистов, только раздуплились и принялись сушить ботинки. Ничего, конечно, не высушили, но, зато наточили кошки, а Дима так и вовсе поставил в них новые, острые как иглы передние зубья, после чего, в самом деле, стал и вооружен и опасен. А кроме того мы получили возможность дойти до ледника своим, особым путём, чем немедленно воспользовались.

Близилась 11-часовая связь и на ней, кровь из носа надо было доложить, что мы уже вышли, причём, желательно так, чтобы сложилось впечатление, что не просто вышли, а прилично отошли уже (иначе, что о нас подумают новички?), но, при этом, конечно, рассказывая только правду. Это всегда настоящее искусство. На связь вышли, уже надев рюкзаки, но ещё стоя рядом с палатками. На связь вышел Саша Ананич и я, первым делом расспросил его, чтобы дать себе немного времени. А после, переходя речку по мостику коротко и ёмко доложил, что мы идём к леднику. Всё почестному.

Бумбор в это время где-то бегал по своим собачьим делам, выход наш пропустил от того и не пошёл.

Я, ещё пока сушил ботинки видел, как наши новички пошли куда-то вверх не то по какой-то тропе, не то по полке. Потом, спустя два часа предстояло эту полку найти, и почему-то мне приглянулась полка прямо напротив нашего лагеря. Так что я, без сомнений ломанулся в болото. Сам не знаю, как так получилось, что сразу же, как мы перешли речку, включился режим «ничего, прорвёмся!» и после обратного пути уже не было. Сначала было болото и какие-то кусты, от чего сразу вспомнились трэш-походы, затем 70-градусные травяные склоны, на которые мы вообще чуть влезли, едва не перейдя на движение по искусственным точкам опоры. Иногда даже плохо, когда знаешь о таких штуках. Ну а затем классика жанра – заросли борщевика.

Совершенно вымотанные этой полкой мы поднялись так высоко, что смогли увидеть аккуратную автомобильную дорогу, идущую именно туда, куда нам и надо было. Ну, ничего, подумалось, это просто активная акклиматизация. Очень полезно!

Идя по дороге, мы очень скоро обнаружили следы наших товарищей и решили, что теперь-то нам ничего не угрожает. Ха-ха.

Следы эти завели нас сначала в жуткие кулуары, а потом, всё выше и выше, всё глубже и глубже.

На очередной связи уже Саша перехватил инициативу и сразу спросил: ну вы где? Пришлось рассказать, что мы нашли какие-то неправильные следы, идти по которым у нас без мук не получилось, а в рации только смех. Мол, знаем-знаем, мы до сих пор новичков ждём!

Тут Дима внёс кардинальное предложение перестать повторять чужие ошибки и начать, наконец, генерировать свои, так что мы отважно свернули туда, куда глядели глаза.

В конце концов, среди камней промелькнул, очевидно, верный путь и мы, по крутой сыпухе с двумя срывами (ну то есть практически на попе), грязные как черти скатились к леднику.

Казалось бы, ну теперь-то спасены! Но тут природа взглянула на нас и так, с материнской заботой решила немного отмыть. Пошёл дождь. Но в этот раз мы припасли штормовки, так что сильно дождь не озаботил. По крайней мере, до тех пор, пока не намокли трусы.

Ну, потому что непромокаемых штанов-то у нас не было. Кое-как борясь с непогодой, дошли до ребят, которые понуро мёрзли под дождём. Это были скучающие второразрядники. Сверху, руководимые Михалычем, дюльферяли третьеразрядники. А новички так и вовсе вниз пошли. Мы же сразу решили, что ледовые занятия как-нибудь следующим разом проведём, даже не смотря на новые зубья в Диминых кошках, которые он так и жаждал куда-нибудь воткнуть. А вместо этого решили идти выше и посмотреть тропу к ночёвкам под Шхарой и может даже немного рассмотреть начало маршрута Хергиани (5Б) на Шхару главную, который был основной целью нашей группы.

Пока плутали по леднику, решили понастроить туров. Ну, опять же, для того, чтобы акклиматизация прошла активно. Как будто каждый год у нас соревнование, цель которого переплюнуть результаты прошлого года! В общем, ещё несколько часов тягали туда-сюда камни, пока, совершенно измотанные не спустились вниз.

День прошёл не зря, но, наступало время первого выхода. И так мы что-то засиделись в лагере. Целью нашего первого выхода была Шхара Южная и два маршрута на неё: 3А для разминки и 5А в качестве подготовки к 5Б. Это был хороший, стройный план, с запасными днями, продуктами, газом, разведанными путями подхода и отхода – всего у нас было в достатке и казалось, что этот план просто не может не сработать. Но, как водится, кое-чего мы всё-таки не учли.

(в посте использованы фотографии Димы Глиндзича, Вики Фирсовой, ну и мои — тоже)

Добавить комментарий